016.jpg
The Russian Battlefield
009.jpg
Главная Статьи Бронезащита советских тяжелых танков
Сейчас 54 гостей онлайн


Яндекс цитирования

Бронезащита советских тяжелых танков

Печать
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 02.02.2010 19:32
Последняя редакция 17.01.2016 19:23
Материал читали 17796 человек
<< Пред. страница - Страница 7 из 7 - След. страница

Основную опасность представлял не сам факт кумулятивного исполнения БЧ, а широкие тактические возможности применения этих ПТС. Пехотинцы, вооруженные "Фаустпатронами" и "Оффенрорами" стреляя в наиболее уязвимые проекции танка имели возможность выбирать для выстрела момент, когда положение танка обеспечивало оптимальный курсовой угол встречи гранаты с целью ( в отличии от противотанковой артиллерии). Насыщенность германских войск этим видом ПТС постоянно росла, что требовало от советских специалистов искать пути противокумулятивной защиты бронетехники. Обеспечить противокумулятивную стойкость бортов ИС-2, путем увеличения толщин брони, не представлялось возможным по весовым ограничениям. О разработке и внедрении комбинированных бронепреград, намного более стойких к воздействию кумулятивной струи, в условиях необходимости наращивания производства, не могло быть и речи.

Выход был найден в оснащении ИС-2 взводными бортовыми экранами. Принцип действия такого экрана основан на снижении бронепробивной способности кумулятивной струи при ее подрыве (взводе) до контакта с основной броней. Разработанные конструкции обеспечивали защиту бортов корпуса ИС-2 при вполне допустимом приросте массы, но разработать боевую живучесть креплений экранов так и не удалось. В результате серийные машины так и не получили штатные противокумулятивные экраны, все работы по экранированию танков проводились ремонтными подразделениями отдельных танковых частей и соединений и носили стихийный характер. А вот широкой известный(особенно на западе с подачи историка С.залоги) миф о том, что несчастные советские танкисты прикручивали к своим танкам пружинные кровати в качестве противокумулятивных экранов не соответствует действительности. Этот миф обязан своему появлению тем ремонтным мастерским, которые выпускали сетчатые противокумулятивные экраны из 5-8мм проволоки, издали похожи на кровати. Кстати, эти сетчатые экраны оказались неудачными, легко пробивались фаустпатроном и танки все-равно поражались кумулятивной струей.

В чем действительно преуспели, так это в создании и выработке тактических приемов, обеспечивающих эффективное противодействие новой угрозе. Во-первых, удалось значительно повысить глубину сопровождения атаки пехоты и танков огневым валом. К концу ВОВ она увеличилась до 2-5 км, соответственно на эту глубине применение ручных пехотных ПТС противником было очень затруднено. Во-вторых, и это главное, на тактическом уровне было возрождено децентрализованное применение танков. Если в 1942 - 1943 гг. танки НПП придавались пехотным соединениям вообще, то теперь за каждым подразделением закреплялся конкретный танк. Это значительно повышало эффективность прикрытия танков огнем из стрелкового вооружения при их прохождении через траншеи противника и в городских боях.

Опыт прорыва мощной тактической зоны обороны в операциях 1945 года показал, что тактические меры оказались весьма эффективны и достаточно надежно защищали ИС-2 от огня ПТС ближнего боя. Проще говоря - своя пехота, идущая в бой рядом с танком, оказалась лучшей защитой танка от всех "фаустпатронов". На средних и дальних дистанциях боя, где основным средством был огонь ПТА, высокий уровень живучести танку обеспечивала его собственная бронезащита.

Наиболее ярко это проявилось в Берлинской операции при прорыве мощнейшей вражеской обороны. Глубина германской тактической зоны на Одерско-Нейсенском рубеже достигала 40-50 км. Все полевые и долговременные оборонительные сооружения заранее были заняты войсками, оперативная плотность которых была так высока, что ее можно сравнить с оперативными плотностями, характерными для наступательных операций вермахта в 1941-1942 гг. С учетом хорошо оборудованных позиций внешних городских оборонительных обводов общая глубина обороны составляла 90-100 км. И все эти километры были чрезвычайно насыщены различными ПТС. Кроме того, характер местности затруднял действия бронетехники. Тем не менее, потери в танках ИС-2 оказались гораздо меньше, чем можно было бы предположить для столь неблагоприятных условий. В действующих на острие главного удара 7-й и 11-й гвардейских тяжелых танковых бригадах, укомплектованных ИС-2, к Берлину прорвалось более 70% машин.

Таким образом, можно утверждать, что тяжелый танк ИС-2 полностью соответствовал тем задачам, которые на него возлагались: непосредственной поддержке пехоты при прорыве тактической зоны обороны, а уровень его защиты вполне соответствовал способам и условиям применения танков прорыва в 1944-1945 гг.

Но, как известно, ИС-2 не был последним тяжелым танком времен Великой Отечественной войны. История проектирования и принятия на вооружение, в разгар массового выпуска ИС-2, танка ИС-3 полна неясностей. Но несомненно, что объективные причины на это были. Прежде всего, конструктивные резервы по дальнейшему наращиванию уровня противоснарядной защиты ИС-2 к лету 1944 г. были полностью исчерпаны. При этом вопрос о повышении уровня защищенности башни так и не был решен, лобовая деталь корпуса ИС-2 на дальности свыше 500 м обеспечивала защиту лишь от калиберных БС 88-мм противотанковой пушки Рак 43/41, но не от подкалиберных. Сам факт появления таких мощных ПТС, как Рак 43/41 и 88-мм танковой пушки KwK 43, а также разработка в Германии сверхмощной 128-мм противотанковой Рак 44 заставлял наших разработчиков серьезно относиться к возможности перевооружения вермахта этими системами в случае затягивания войны.

Анализ той ситуации показывает, что уровень бронезащиты лобовой проекции тяжелого танка, для прорыва обороны насыщенной перспективными германскими ПТС, должен был быть не менее 250 мм, а бортовых проекций - как минимум соответствовать уровню ИС-2 по величине углов безопасного маневрирования. Видимо, примерно из таких требований и исходили разработчики ИС-3.

Выполнение столь жестких требований в приемлемых массово-габаритных характеристиках было крайне сложной задачей. Как и при создании ИС-2 выход был найден в дифференцировании бронирования, но теперь эти работы велись на совершенно другом уровне.

Источники:
М. Постников: "Бронезащита тяжелых танков КВ и ИС 1941-1945" "Экспринт" М. 2004 г.
М. Барятинский " Советские танки в бою" "Яуза" М. 2006 г.
М. Коломиец "Танк прорыва КВ" "Эксмо" М. 2007 г.

Бронепробиваемость основных ПТС вермахта 1941г.

Средство ПТО

Тип снаряда

Дальность (м)

Угол наклона брони (гр. от вертикали)

Толщина пробиваемой брони (мм)

37-мм пушки KwK и Pak 35\36

Бронебойно-трассирующий

500

30

25



1000

30

-

50-мм пушка KwK 38

Бронебойно-трассирующий

100

0

45



300

30

30

50-мм пушка

Pak 38

Бронебойно-трассирующий

100

0

95



300

30

50



 
Оцените этот материал:
(26 голосов, среднее 4.81 из 5)

Комментарии 

 
+2 #9 Валерий Потапов 01.04.2011 15:59
История не знает ни одного военначальника, не совершавшего ошибки. Даже почти канонизированны й А.Суворов их имел в своей карьере. Но вопрос стоит иначе: могу ли я провести операцию лучше или я лишь способен других осуждать? А также: обладаю ли я достаточными знаниями в военных вопросах, чтобы адекватно оценивать уровень знаний генералов и маршалов или моих личных знаний не хватит даже для организации построения толковой обороны одного единственного стрелкового взвода?

И на ветеранов лучше в данном вопросе не смотреть. Многие из них задним числом занимаются осуждением тех или иных военначальников . При этом у самих в то время звание был в лучшем случае лейтенантское. Никакой лейтенант не обладал всей полнотой информации об операции, это они уже потом, после войны начитались и давай рассуждать и осуждать. Также замечено, чтосолдат, лично пострадавший во время какой-то операции как правило ругает генерала, а если не пострадал и еще и награду получил - он за этого генерала горой.
 
 
0 #8 СергейС 01.04.2011 15:49
Конечно, особенно когда сам попробуешь взять на себя командование и все провалишь.
Из всяких абсолютно обыденных на первый взгляд вещей, ошибок, подчас очевидно глупых, которые могут сначала не казаться очевидными, вырастают кровавые трагедии. Цена ошибки слшком высока, чтобы пытаться ее оправдывать чем-то.
На одной чаше весов "ну, я ошибся....", а на другой ...
 
 
+3 #7 Валерий Потапов 01.04.2011 15:37
Знаете, Сергей, я когда-то думал аналогично. Сейчас мне интересней заниматься поиском ответа на вопрос "что думали наши деды и почему они так думали", а не "кто виноват". Мне неинтересно их судить, мне интересно понимать причину их поступков. Я уже неоднократно сталкивался с тем, что за кажущейся бессмысленность ю или глупостью чужого решения (поступка) кроется свой резон и вполне понятное объяснение, а я по своему неразумию этого не вижу и потому мне кажется, что кто-то просто тупой идиот. Солдат ли на убой посылал, или еще что-то. А начинаешь разбираться - всё оказываться ох как непросто и неоднозначно.
 
 
-1 #6 СергейС 01.04.2011 15:22
Ни с чем спорить не буду кроме:
"Бросаться же эпитетами "бездарный" может лишь человек, который способен лучше провести..."
Во-первых, такими эпитетами могут бросаться жертвы бездарного командования, например, из 2-ой Ударной.
Во-вторых, есть понятие и право "Суд Истории".

Война не все спишет, победителей судят История, потоммки и т.д.

Тема бесконечная и неблагодарная, за сим прекращаю ;-)
 
 
+1 #5 Валерий Потапов 01.04.2011 14:12
Сергей, "обоснованность" полностью зависит от миропонимания каждого человека. Для одного одно является достаточным обоснованием, для другого - что-то иное.
Если вы спрашиваете мое личное мнение, то я считаю, что:
1. срыв операции Цитадель
2. окончательный захват стратегической инициативы
3. успешное наступление советских войск
4. нанесение противнику существенных потерь
5. освобождение занчительной террирории и нескольких крупных городов
являются достаточным обоснованием относительно высоких потерь.
ЛЮДИ ПОГИБЛИ НЕ ЗРЯ. ОНИ РОДИНУ ЗАЩИЩАЛИ.

Если же вас интересует мнение Генштаба, то вплоть до кокнчания войны он считал Курскую битву неудачной операцией, поскольку далеко не все цели были достигнуты. Однако когда в советские руки попали немецкие трофейные документы. раскрывающие всю полноту операции Цитадель, то наши военные поняли, что сорвали весьма серьезные замыслы противника, и пересмотрели свое отношение к битве в целом.

Бросаться же эпитетами "бездарный" может лишь человек, который способен лучше провести Курскую битву, а для этого надо иметь не только практический опыт управления огромными массами войск, но и иметь навыки оперативного планирования в масштабах армий и фронтов. Я сильно сомневаюсь, что ваших знаний на это хватает. А раз так, то предлагаю вам воздерживаться от таких резких оценок и эпитетов.
 
 
0 #4 СергейС 01.04.2011 13:55
Хотел бы понять, да не имею информации, подтверждающей обоснованность потерь, кроме "Война, а на войне стреляют".
 
 
0 #3 Валерий Потапов 01.04.2011 12:23
Да, это очень странное утверждение. И оно для вас будет оставаться странным до тех пока, пока вы не поймете, что серьезного численного превосходства не было, как не было "бездарно брошенных на убой" "тучи танков".
 
 
+2 #2 СергейС 01.04.2011 12:19
"надо сказать, что немецкие ударные группировки на полмесяца раньше, в аналогичных условиях не смогли сделать и этого, поэтому как минимум некорректно объяснять втрое меньшие потери вермахта в танках на Курской дуге более высоким уровнем германского командования"
Странное утверждение. Именно высоким уровнем организации у фрицев можно объяснить, что они таки почти додавили нашу оборону при нашем общем численном превосходстве и перемололи под Прохоровкой тучу танков, бездарно брошенных на убой.
 
 
0 #1 Марк 25.12.2010 20:11
О боевом применение танков ИС-2 на последнем этапе войны достаточно подробно написано в книге Жаркого Ф.М. "Танковый марш" издания 2010 года.
Автор не видел в Берлине ни одного танка с экранами и сомневается в их эффективности.
 

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии.